Форум » Жизнь после смерти » Ратмиру посвещается... » Ответить

Ратмиру посвещается...

Mi: Стихи и проза

Ответов - 182, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Malvina: незнаю.. что ето за название вообще

Акылай: Ратмирка... Этот мир пустеет без тебя уже второй год...тогда я постаралась сделать так, чтобы при упоминании твоего имени, у меня на лице появлялась улыбка, а не слёзы...Сейчас так оно и есть! И это только благодаря тебе...Но я прошу тебя, приходи ко мне иногда в снах...рассказывай как ты там...знаешь, я до сих пор не могу поверить в то, что ты далеко...ты просто уехал...но когда придёт время, мы увидемся...да! так оно и будет! А пока давай нам всем знаки, что у тебя всё хорошо...Ты с нами пока жива память о тебе...она в нас навсегда! Твоя звезда - самая яркая на небосклоне и она освещает нам путь...Звезда НИКОГДА не погаснет!!! Мы не позволим! Пожалуйста, улыбнись...мы почувствуем тепло твоей улыбки и добрых глаз... Помним, любим, скучаем, верим.... ты рядом...всегда будешь рядом...я знаю...я чувствую...я верю...

Malvina: Акылай... так чувственно сказано...

Акылай: чувственно...потому что на самом деле, чувствую...

Lakota: Привет, мои единомышленники! Рада, что вы по-прежнему здесь, с Ратмиром. Два года я не заходила на форум: было очень больно. Больно и сейчас, но я хочу быть с вами. Я – поэт. С апреля 2004 года пишу о Ратмире. И вот решила выложить здесь несколько моих стихов, написанных после его гибели. Надеюсь, что мои мысли и чувства найдут отклик в ваших душах, ведь у нас с вами одно на всех вдохновение, одна боль и один свет – это Ратмир. * * * ...Я перережу вены колючими стихами. Я болью прямо в сердце, не целясь, попаду. Мне очень одиноко. Ты – там, за облаками, А я одна осталась в виниловом аду. Есть у поэта крылья, но те от слёз намокли. Я не смогу подняться к тебе в твой светлый мир. Стихи – осколки счастья – под сердцем суетятся. Ах, что же, что же сделал со мною ты, Ратмир! Напиться бы таблеток, чтобы забыть о боли, Чтоб не терзали душу забытые мечты, Чтоб хоть на миг не помнить о горькой, страшной доле, Забыть о том, что больше к нам не вернёшься ты. Уйти, забыть, не помнить, зашить на сердце раны, Глаза навек заклеить и уши залепить, И там, где нету боли, где сладкие туманы, Забыть о том, что было, забыть, уйти, забыть... Забыть, как улыбался ты, словно солнца лучик, Забыть, как пел на сцене ты лучше, лучше всех. Да разве позабудешь!? Не забывают лучших! Навеки я запомню твой чистый-чистый смех... (5 мая 2007) Я ЖДАЛА... Я ждала, что тебя я увижу. Я ждала, я ждала, я ждала…. Я ждала, что мы станем поближе, Что растают вокруг зеркала. Я ждала, как весною ждут света, Я ждала, как в пустыне – глоток… Ты был где-то, и наша планета Расцветала, как в мае цветок. Ты был где-то, и звёзды сияли, Ты был где-то, и пусть не со мной, Ты не знал, и другие не знали: Для меня ты был самый родной! Я жила в стороне твоей славы, Пролегли параллельно пути… Я ручьями расплавленной лавы За тобою мечтала идти. Я бы шла, собирая алмазы Обронённых тобою стихов. Я б из радуги сделала вазы Для тобой не разгаданных снов. Я бы шла, я стирала бы ноги, Лишь бы знать, что ты есть, впереди! Но нет больше ни снов, ни дороги. Нет тебя… Как же пусто в груди… ( 17 апреля 2007) * * * Ты ушёл, чтоб уже не вернуться, Как уходят один только раз. Не успела я окунуться В глубину твоих ласковых глаз. Не успела к тебе я прижаться, Заслонить от непрошенных бед, Не успела в любви я признаться, Не успела... Тебя уже нет. Но тебя никогда не забуду, Пусть на сердце метели кружат. Тебя нет, но я вижу повсюду Твой печальный, задумчивый взгляд. Вижу я тебя в звёздном сиянье И в цветении нежных садов, В чуть заметном листвы колыханье И в изгибах роскошных цветов. Вижу в медленном ритме прибоя, Вижу в свете печальной луны. Знаю я: ты всё время со мною. Ритмы жизни тобою полны. Руки вновь я к тебе простираю, Но стою на ином берегу. Я услышу тебя, я узнаю, Свет души твоей я сберегу. (28 июня 2007) * * * Про меня ты не знал ни слова, Что такая есть на Земле. Для тебя же была я готова Танцевать на горячей золе. Я тебе одному мечтала Всю Вселенную подарить. Но мечты оказалось мало. Ты погиб. Я осталась жить... (16 июня 2007) * * * Пусть же кружатся вёсны беспечно, Наполняя цветами мир. Ни сегодня, ни завтра – ни вечно Мы тебя не забудем, РАТМИР!

Malvina: молодчинка... очень красиво

Lakota: Спасибо. Писала от чистого сердца. А вот одно из последних, написано пару недель назад. Ратмиру... Ты для меня – священная дорога, Где каждый шаг – открытье на пути. И вновь я тихо вопрошаю Бога, Где истина и как её найти От глаз твоих я становлюсь светлее, Я очищаюсь в ласковых лучах. Твоя улыбка бескорыстно сеет Добро и свет, как солнце в облаках. Твой голос прямо в душу проникает, Всех убеждая, что чудесен мир. Услышав его, каждый понимает, Что ты не зря на свете жил, Ратмир. Ты показал мне путь великий к свету, Ты показал мне истины красу. Теперь я знаю, что находку эту, Как Прометей, я людям понесу.

Валерочка: Красиво очень, умничка. очень понравилось

Ника: Lakota хорошие стихи мне очень понравелись продолжай в том же духе)

Lakota: Спасибо за тёплые отзывы. Я обязательно буду писать в том же духе, и рада, что кто-то делит со мной мои чувства и переживания. Лунная тропинка Его никогда, никогда не увижу На этой охрипшей от боли земле, И мне никогда он не станет чуть ближе В холодной и мутной предутренней мгле. Сжимается сердце от грусти, от боли, А память, как ворон, кружит надо мной. Былого картины мой мир раскололи На сотни осколков, вдруг ставших золой. От грустных раздумий мне негде укрыться, Как волны прибоя, находят они. И падаю наземь я раненой птицей. В глазах темнота – вдруг погасли огни, Померкли все краски, и стихли все звуки, Так пусто, но некуда мне убежать, И вновь в темноту простираю я руки, Хоть знаю я точно, мне нечего ждать: Ратмир не вернётся, красивый и юный, И голос его не обнимет меня. Лишь серпик на небе качается лунный, С лукавой усмешкой куда-то маня… Он знает все тайны, он знает дорогу, Тропу, по которой его я найду. Когда-то, оставив земную тревогу, По лунной тропинке к нему я уйду.

Олечка: Та весна,та злая ночь...унесла их души прочь.унесла от тех людей,кто любил их всех сильней... Мы Ратмирку не забудем,слушать его песни будем,будем помнить и любить,ведь о нем нельзя забыть. Вот я вижу странный сон и на сцене снова он, он поет,а я смеюсь и проснуться жуть боюсь. Утро...я включаю с свет,просыпаюсь...его нет. Слезы катятся рекой,РАТИКА ВЕДЬ НЕТ СО МНОЙ. Где же ты Ратмир, вернись. Твори,люби живи прошу. Но тишина лишь мне в ответ,ведь Ратмира больше нет... Нет,он есть на небе где то,там,где нам пока не побывать,а так хочу его увидеть,увидеть взгляд его опять. Толпа,концерт,РАТМИР на сцене,такой веселый молодой,но кто же знал,что ноль седьмой,на веке заберет его с собой. Ну почему же жизнь такая штука,осозновать всё это мука,что Рата жизнь оборвалась, зачем же смерть так рано за него взялась. Ратмирчик,зайка спи спокойно,но говорить мне это больно,ведь как же можно это говорить,когда мы прошлое не в силах изменить. Ратмирчик,солнце возвращайся,тебя мы все так сильно ждем,пожалуйста не огорчайся я слезы вытеру сейчас,а ты там с высока смотри на нас. САМОМУ ЛУЧШЕМУ,КРАСИВОМУ,ТАЛАНТЛИВОМУ- РАТМИРУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

эля: ОЛЕЧКА МОЛОДЕЦ ОЧЕНЬ КРАСИВОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

lelechka: Олечка , очень клево...вот все бы поклонницы направляли бы свою любовь к Ратмиру через прекрасные стихи , а не то что некоторые только и могут бред разный писать

Олечка: Спасибки,я старалась. Позже еще напишу одно

Lakota: Олечка сказала очень правильные и красивые слова. На душе становится тепло от мысли, что есть кто-то, кто разделяет твои чувства, твои эмоции, твою боль. Спасибо тебе, что ты здесь, с нами, спасибо за твои строчки. Ждём твоих новых стихов.

Lakota: Я вот тоже решила выложить свои мысли. Все эти истории с "верными" друзьями Ратмира из шоу-бизнеса, которые предавали и унажали его ещё на Фабрике, которые по-прежнему предают и унижают его сейчас, сподвигли меня на написания этой миниатюры. Возможно я и резка с оценкой событий, но я их такими вижу и такими чувствую. АНГЕЛ Он пришёл в этот мир, чтобы дарить людям свою радость и любовь. Он так хотел, чтобы вокруг него сияли счастливые улыбки и всем было хорошо. Он был красив, очень красив. Но красивым его делали ни правильные черты лица, ни чеканный профиль и ни фигура Аполлона. Красивым его делали большие чёрные глаза, добрые, тёплые и немного печальные, глаза трепетной лани, и улыбка чистая, светлая, искренняя, такая, каких уже почти не осталось в этом мире звериных оскалов и хитрых ухмылок. Он мечтал найти в этом мире друзей, обрести счастье, он мечтал стать одним из них. Ведь они казались ему большими, сильными и уверенными в себе, а ещё они были крутыми, очень крутыми. « У меня всё получится», – думал он, с восхищением оглядывая лица вокруг себя, и всё же какой-то непонятный холодок проникал в душу. Здесь всё было чужое, не такое, как он привык видеть. « Здравствуйте, я хочу остаться с вами», – сказал он и неуверенно поправил копну чёрных непослушных волос. « Красивый. Очень красивый», – с завистью прошипели уроды, стоявшие невдалеке. « И зачем он сюда пришёл? Весь такой беленький, чистенький, правильный. У него даже тараканов нет в голове!» ... Он остался. Но время проходило, а он всё так же чувствовал себя чужим. Когда другие развлекались, устраивая свои дикие игры, он стоял в стороне и с грустью, затаившейся где-то в уголках его тёмных глаз, смотрел на них. Нет, он не был грустным. Он любил веселиться и шутить, он любил дурачиться так, чтобы все вокруг радовались, чтобы в их сердцах появлялось вдруг неведомое тепло и на лицах расцветала улыбка. Но здесь всё было чужое, и шутки тоже были чужие. И поэтому он стоял в сторонке, чтобы не выглядеть нелепым и смешным в их глазах. Но как он ни пытался остаться в тени, они всё равно видели, что он не такой, как все, и часто зло смеялись над ним. В нём их забавляло всё: и фигура, и походка, и поведение. Они смеялись над тем, что он чистый и искренний, над тем, что он ничего не смыслит в их крутом мире. А он смотрел на них с грустью и всё прощал. Нет, не потому что он был хлюпиком и слабаком, просто он их любил и готов был за всё их простить. Он вообще очень часто прощал. А хлюпиком и слабаком он никогда не был. Однажды на их территорию пришли чужаки и стали приставать к одному из них. Чужаки были большие и сильные, но он не испугался. Он схватил с земли бутылку и ринулся в бой. Он был очень храбрым и так хотел понравиться своим новым друзьям. Но день шёл за днём, а стена непонимания росла. Он дарил людям добро и любовь, а они его предавали. Всё грустнее становились его глаза, всё печальнее были его песни, всё тусклее светилась его улыбка. Он должен был или стать таким, как они, или уйти. Но он не мог смеяться над тем, кто слабее, он не мог предавать и обманывать, идти по головам, ни перед чем не отступая. Он хотел света и добра, а вокруг были лишь мрак и зло. В липкой грязи зависти, корысти, лжи и лицемерия копошились уродцы с хитрыми ухмылками. Иногда в чёрной жиже они находили монетки, и тогда их морды озарялись светом наживы. Часто из-за денег начиналась возня, а порой и настоящая драка. Разукрашенные самки, еле прикрывавшие свои телеса разноцветными тряпками, похотливо жались к уродам, мечтая отобрать у них вожделенные монетки. И так было везде, куда ни кинешь взгляд: грязь, вонь и страшные, перекошенные Морды. И среди них был он... Он не смог сделать этот мир лучше. Его доброту и любовь никто не оценил. Поэтому он должен был уйти... Он шёл мимо грязных, кривляющихся уродов, светлый, добрый, милый. За плечами белые крылья, слегка заляпанные окружающей его грязью. Несколько комьев бросил в него один завистливый поддонок, а несколько капель оставили проносившиеся мимо автомобили. Но он с доброй, всепрощающей улыбкой смахнул с крыльев грязь, в последний раз обернулся, бросая на этот сброд светлый, чуть печальный взгляд, и, набросив на голову капюшон, не спеша ушёл прочь, туда, где вдалеке сиял ослепительно белый туннель. А грязные уродцы продолжали свою гнусную вакханалию, им и дела не было, что он ушёл, что его уже не было рядом с ними, что блеск его глаз, единственное светлое, что было у них, уже не озарял их мир. (Тут на ум пришла сцена из легенды о Данко, но я её немного изменила.) И лишь одно маленькое белое пёрышко ещё тускло поблёскивало на грязном асфальте. Но кто-то (так и видится мне здесь кривляющийся Тимати), подумав, как бы чего не вышло, подошёл и настойчиво затоптал пёрышко ногами. Оно блеснуло последней искрой и погасло, погрузив страшный, корчащийся мир в полную непроглядную темноту, темноту сердец...

lelechka: Lakota

Олечка: Молодец,очень здорово

Lakota: Спасибо. Я писала то, что чувствовала. Хотелось бы, конечно, чтобы в жизни, на самом деле, было всё по-другому, но вчераншяя передача по НТВ лишь подтвердила мои мысли и чувства...

ТANY B: Девочки...у меня просто нет слов... вы такие умнички...прям сердце замирает от ваших стихотворений.... Lakota, тебе отдельный респект за наишикарнейшую миниатюру!!! Это просто великолепная, очень сильная работа, в которой затронуты все чувства, эмоции и раскрыты истинные лица людей, окружавших Ратмира... Давно хотелось написать что-то подобное, вот только так ничего путного и не получилось... Молодец! Я в диком восторге, хоть и многие вещи заставили меня плакать... Полностью разделяю твои мысли и чувства!



полная версия страницы